18+

“ГРАНЬ МЕЖДУ УРОДСТВОМ И КРАСОТОЙ”

ФОТОГРАФ КРИСТИНА ШАХТ 

“Каждый раз направляя камеру на тебя — я вижу твою душу” (“Every time I put the camera in front of your face — I see your soul”) — пишет на сайте Кристина Шахт, визуальный художник, фотограф и дизайнер ювелирных украшений. 

 

Это лето Кристина провела в Нью-Йорке, фотографируя город и снимая свой новый проект «Граница между уродством и красотой».

 

Почему из всех американских городов ты выбрала именно Нью-Йорк?

Я влюбилась в Нью-Йорк задолго до того, как приехала сюда. Я хорошо помню свои первые два часа дороги из аэропорта в город. Это был серый и дождливый день. Мое первое чувство было: «Беги! Просто купи обратный билет и беги!». Я была так напугана, но через некоторое время это прошло. Нью-Йорк выглядел очень противоречивым, контрастным и резким, с таким большим разнообразием и множеством культур в одном месте, что, казалось, здесь принимают всех.

 

Казалось, что люди со всего мира здесь, и у меня никогда не было такого чувства где-либо еще. Может быть, в Лондоне или Берлине, но все же там не так, как в Нью-Йорке, все не так интенсивно. Видеть, как все могут быть вместе в одном месте и хорошо ладить друг с другом, смешивать и сочетать (mix and match) и перенимать разные культуры — это увлекательно, поэтому, наверное, я и выбрала Нью-Йорк в качестве объекта для съемки.

 

Что ты чувствуешь, когда едешь в город снимать? Планируешь ли ты свои поездки, выбираешь ли заранее конкретные районы?

Я хотела запечатлеть разные части и настроения города, вещи, которые не ожидаешь увидеть, только поток и совпадения. Например, есть несколько снимков похоронного кортежа в Chinatown — невозможно предсказать такую сцену, когда просто идешь с камерой по городу. Ты никогда не знаешь, что произойдет, ты просто ходишь по городу и наблюдаешь. Вы никогда не знаете, что за углом. И я обычно никогда не планирую придерживаться определенного маршрута. Я просто еду в какой-то определенный район. Я даже не смотрю на карту. Я просто пытаюсь потеряться. Я думаю, что отличный способ найти интересные вещи — это потеряться. И я теряюсь, чтобы найти себя в отражении города.

Название проекта – «Грань между уродством и красотой», как ты к нему пришла?

Нью-Йорк по своей сути — город контрастов. Иосиф Бродский сказал: «What I like about cities is that everything is king size, the beauty and the ugliness». Отсюда и произошло название.

За последние 1,5 года у тебя были разные проекты, и в основном они связаны с fashion-фотографией и портретурой. Одна из первых съемок, которую ты сняла с моделями, была опубликована на Vogue.it. Всего лишь через два месяца после того, как ты начала заниматься фотографией – это впечатляет – такой короткий период времени. Ты получила образование в

другой сфере. Как ты начала заниматься фотографией?

 

Да, у меня есть степень бакалавра по лингвистике. Я думаю, что эти сферы связаны. У меня нет диплома по фотографии, но я сталкивалась с разными сферами в моей жизни. Я училась 7 лет в

художественной школе, меня отдали туда, когда мне было 4. Мы занимались живописью, графикой (прим.: графический рисунок), керамикой, много ходили в музеи. И я из Санкт-Петербурга — это Мекка искусства в России. В старшей школе я пошла на 4-годичный курс по журналистике, который включал в себя, помимо самой журналистики, психологию, стилистику русского языка, фотографию, верстку периодических изданий, мировую художественную литературу. В университете я начала глубже понимать и чувствовать свой язык и научилась обращать внимание на детали. У нас было много интересных исследований и профессоров, мы много говорили о философии, психолингвистике, об исследованиях мозга. Параллельно с университетом я 2,5 года ходила на курс по истории прикладных искусств и дизайна.

 

Когда мне было 19, я создала свой ювелирный бренд. Я никогда не изучала дизайн ювелирных изделий, я просто захотела и начала этим заниматься, потихоньку узнавала все сама о производстве, создавала сайт, занималась маркетингом и т.д. С фотографией все то же самое — я хотела снимать около 10 лет, прежде чем я, наконец, взяла в руки камеру. Я на 100% уверена, что, чтобы быть хорошим в чем-то, ты должен быть эрудированным и развивать себя в различных сферах жизни. Это единственный способ расти и вкладывать качество в то, что ты делаешь.

 

Создается впечатление, что фотография для тебя своего рода социология. Явилось ли это причиной того, что ты начала снимать репортаж?

Да, безусловно. Я стараюсь видеть жизнь и изучать ее с научной точки зрения. Фотожурналистика для меня — визуальная социология. И это очень сложный жанр. Ты должен быть открытым и добрым человеком, на мой взгляд, скромным и лояльным, чтобы снимать в этом жанре. Я очень уважаю репортажных фотографов и фотожурналистов, потому что нужно быть глубоким, иметь личную историю, чтобы иметь возможность видеть истории других, видеть детали, изучать свой предмет (город) и показывать его настолько реальным, насколько это возможно. Я хочу использовать эти навыки в своей работе, а не только в репортажных сериях. Я думаю, что хорошее искусство не существует без травмы. Она не всегда болезненна, но всегда есть проблема, о которой я хочу поговорить. Конечно, моя уличная фотография никогда не может быть запланирована: ты должен немедленно отреагировать на то, что дает вам мир/сцена/город/объект. Если портрет — это реакция моего объекта на меня, уличная фотография — это моя реакция на мир, мои наблюдения. Это как фильм, и я третья сторона, которая показывает историю.

Что бы ты хотела, чтобы люди чувствовали, когда смотрели твой проект о Нью-Йорке?

Я родом из места, где нет разнообразия, и я хочу, чтобы люди увидели, насколько оно может быть огромным и разным.

В этой серии нет портретов, а тебя в основном знают как хорошего портретного и fashion-фотографа. Почему ты на этот раз исключила портреты из своего проекта?

Я хотела поработать над чем-то новым и посмотреть, смогу ли я быть хороша в совершенно другом жанре. Плюс фотожурналистика всегда привлекала меня.

Какая твоя любимая фотография в этой серии?

Есть снимки, которые я сделала в Chinatown, — те, которые показывают похоронный кортеж. Это был очень глубокий и неожиданный момент.

ФОТОГРАФ| КРИСТИНА ШАХТ

ИНТЕРВЬЮ | ЛИЗА МИРОН